Меню

Это странно все действительно ноты

Что придет

12.01.2018 Песни к фильмам Комментарии к записи Что придет отключены 1,336 Показы

кинофильм “Розыгрыш”
режиссер В.Меньшов

муз. А. Флярковского

Em H7
Когда уйдем со школьного двора
Em
Под звуки нестареющего вальса,
E E7 Am
Учитель нас проводит до угла,
H7 C
И вновь – назад, и вновь ему с утра –
Am Em H7 Em
Встречай, учи и снова расставайся,
Am Em H7 Am
Когда уйдем со школьного двора.

Для нас всегда открыта в школе дверь.
Прощаться с ней не надо торопиться!
Ну как забыть звончей звонка капель
И девочку, которой нес портфель?
Пускай потом ничто не повторится, –
Для нас всегда открыта в школе дверь.

Пройди по тихим школьным этажам.
Здесь прожито и понято немало!
Был голос робок, мел в руке дрожал,
Но ты домой с победою бежал!
И если вдруг удача запропала, –
Пройди по тихим школьным этажам.

Спасибо, что конца урокам нет,
Хотя и ждешь с надеждой перемены.
Но жизнь – она особенный предмет:
Задаст вопросы новые в ответ,
Но ты найди решенье непременно!

сл. А. Дидурова
муз. А. Флярковского

Это странно все, действительно,
Шел по кругу день обыденно
Просто стрелок жест невидимый
Свел на время нас двоих
Просто сел стобой случайно я,
Просто ты чуть-чуть печальная
Просто я совсем нечаянно
Заглянул в глаза твои..

Что же все-таки случается,
Если взгляды вдруг встречаются
Что навеки в нас кончается?
Что придет?
Песня мной еще не сложена
Что звучит во мне встревожено
Неуверенно,непршенно
Вдруг поет.

Стрелки надолго не сходятся
Измениться мир торопится,
Как же высказать, что хочется?
Как мне это скрыть в себе?
Пусть не скажется, не сбудется
Разве этот день забудется?
Словно первый гром над улицей
Словно нежный взгляд в толпе…

сл. А. Дидурова
муз. А. Флярковского

В троллейбусе плотно
Закрыты все окна
В троллейбусе люди
В газеты уткнулись
Но если бы люди
На миг оторвались
От строчек газетный
Они б закричали:

В троллейбусе старом
По снежным проспектам
По снежным бульварам
Задолго до лета
До жаркого солнца
В троллейбусе зимнем
Что еле плетется

наверх
Стрижи
сл. А. Дидурова
муз. А. Флярковского

Под утро,под утро
При самом рождении дня
Стрижи,пробудившись
Взмывают стрелою звеня!
Полусонные мы открываем окно
Нам нужна тишина,
А стрижам все равно
Им бы петь, лишь бы петь свои песни!

А стрижам непоседам
Земные законы страшны
Их ноги так слабы
Ведь в небе они не нужны!
И уж если стрижей
Ветер на землю снес
Им от кошек погибель
И смерть от колес
И тревожна стрижей перекличка!

А крыльев сильнее
Стрижиных над городом нет!
И рубят их крылья
Мрак ночи под самый рассвет!
И чердачные кошки сужают зрачки,
Дети жмурясь кладут на глаза кулачки
Это солнце стрижи разбудили!

наверх
Посмотри на меня
сл. А. Дидурова
муз. А. Флярковского

Я гляжу на тебя…
Как случиться могло
Что мне очень тревожно
И очень тепло
Это может больше
И не повториться
Что ты чувствуешь-
Я отгадать не берусь
Или в тихой улыбке
Запрятана грусть
Или в сдержанной грусти
Веселость таится?

Неужели вот так и бывает всегда?
И как будто не жил я до этого дня?
И загадка его для меня не проста
Посмотри на меня!
Посмотри на меня!
На меня!

Я гляжу на тебя
И себя не понять
И поэтому глаз от тебя не отнять!
И печально чуть-чуть
Что случайно мы рядом
Все прошло
Ничего не успело прийти
В полночь, будто в начале пути
И торопится в завтра
Душою и взглядом.

наверх
Первый дождь
сл. А. Дидурова
муз. А. Флярковского

Когда роняет капли первый дождь
И гром из тучек катится на крышу
Бьет город мой предпраздничная дрожь
И я ее душой и кожей слышу.

Дожди в начале лета как стихи
Нас возвышают до своих истоков
И кажется раз улицы тихи
Все в наших душах мирно и высоко.

И дрогнет гладь оконного стекла
Острее станут запахи бульваров
И зданья заглядятся в зеркала
Глубоких словно реки тротуаров.

В смешении воды и высоты
Идем спокойно, медленно, не кроясь
И кажется, раз улицы чисты
Чисты у всех у нас душа и совесть.

То каплями, то струями льет дождь
То строчкой, то тире стучится в раму
И кажется, что все чего ты ждешь,
О встрече посылает телеграмму.

Источник

Это странно все действительно ноты

МЫ ТОЛЬКО ЗНАКОМЫ

Музыка Бориса Прозоровского
Слова Льва Пеньковского

Спокойно и просто мы встретились с вами,
В душе зажила уже старая рана,
Но пропасть разрыва легла между нами –
Мы только знакомы. Как странно…

Читайте также:  Твоя нежная походка гитара разбор

Как странно все это, совсем ведь недавно
Была наша близость безмерна, безгранна.
А ныне, ах, ныне былому не равно,
Мы только знакомы. Как странно…

Завязка – вся сказка. Развязка – страданье.
Но думать все время о вас неустанно…
Но, может быть, впрочем… Зачем? До свиданья.
Мы только знакомы. Как странно…

Из репертуара Марии Наровской (1905-1973)

Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004.

Романс написан Борисом Прозоровским (1891-1937) в 1924 году в Москве для Тамары Церетели (1900-1968). В ноябре 1937 года Прозоровский расстрелян.

Борис Алексеевич Прозоровский (1891, Санкт-Петербург — 1937, ГУЛАГ)
Лев Минаевич Пеньковский (1894, Кременчуг — 1971, Москва)

ВАРИАНТЫ (2)


Спокойно и просто я встретился с вами,
В душе зажила уже старая рана.
Но пропасть разрыва легла между нами.
Мы только знакомы. Как странно…

Как странно все это. Совсем ведь недавно
Была наша близость безмерна, безгранна.
А ныне, ах, ныне былому не равно.
Мы только знакомы. Как странно…

Завязка ведь — сказка. Развязка – страданье.
Но думать все время о нем неустанно
Не стоит, быть может. Зачем? До свиданья.
Мы только знакомы. Как странно…

Слова и музыка написаны не позднее 1924 года.

Тени минувшего: Старинные романсы. Для голоса и гитары / Сост. А. П. Павлинов, Т. П. Орлова. — СПб.: Композитор•Санкт-Петербург, 2007.

2. Как странно
Городской романс

Случайно и просто мы встретились с вами,
В душе не прошла еще старая рана,
Но пропасть разрыва легла между нами –
Мы только знакомы. Как странно…

Как странно все это, совсем так недавно
Была наша близость безмерна, безгранна.
А ныне, а ныне былому не равно,
Мы только знакомы. Как странно…

Завязка — что сказка. Развязка — страданье.
Не правда ль, избитый сюжет для романа?
А впрочем, зачем же? Прощай! До свиданья!
Мы только знакомы. Как странно…
А впрочем, зачем же? Прощай! До свиданья!
Мы только знакомы. Как странно…

Из репертуара Сержа Никольского (1937-2001). Запись на пластинку — подпольная ленинградская студия «Золотая собака», 1959 год.

CD «Серж Никольский. Я вернусь: Песни и городские романсы. Архивные записи». СПб., Митьки, 2006. — без указания авторов романса.

Двухголосие:

Говорите мне о любви: Песенник. Песни и романсы. Для голоса и гитары (фортепиано, синтезатора). – СПб.: Композитор, 2005.

НОТЫ ДЛЯ ГОЛОСА И ФОРТЕПИАНО (2 листа):


Три века русского романса. Для голоса и фортепиано. Учебное пособие для вокалистов и концертмейстеров в четырех томах. Том 3. Прозоровский — Слонимский. СПб.: «Композитор • Санкт-Петербург», [2007].

Источник

Розыгрыш

тексты песен

автор текста песен — Алексей Дидуров.
Песни исполняет ансамбль «Добры молодцы»

Когда уйдем со школьного двора

Когда уйдем со школьного двора
Под звуки нестареющего вальса,
Учитель нас проводит до угла —
И вновь назад, и вновь и вновь с утра
Встречай, учи и снова расставайся,
Когда уйдем со школьного двора.

Для нас всегда открыта в школе дверь,
Прощаться с ней не надо торопиться.
Ну как забыть звончей звонка капель
И девочку, которой нес портфель!
Пускай потом ничто не повторится —
Для нас всегда открыта в школе дверь.

Пройди по тихим школьным этажам,
Здесь прожито и понято немало.
Был голос робок, мел в руке дрожал,
Но ты домой с победою бежал.
И если вдруг удача запропала,
Пройди по тихим школьным этажам.

Спасибо, что конца урокам нет,
Хотя и ждешь с надеждой перемены.
Но жизнь — она особенный предмет,
Задаст вопросы новые в ответ,
Но ты найди решенье непременно,
Спасибо, что конца урокам нет.

В троллейбусе плотно закрыты все окна,
В троллейбусе люди в газеты уткнулись,
Но если бы люди на миг оторвались
От строчек газетных, они б закричали:

Бабочки летают, бабочки (4)

В троллейбусе зимнем, в троллейбусе старом,
По снежным проспектам, по снежным бульварам,
Задолго до лета, до жаркого солнца,
В троллейбусе зимнем, что еле плетется

Бабочки летают, бабочки (4)

Под утро, под утро при самом рождении дня
Стрижи, пробудившись, взмывают, стрелою звеня.
Полусонные, мы закрываем окно,
Нам нужна тишина, а стрижам все равно,
Им бы петь, лишь бы петь утром песни.

Стрижам-непоседам земные законы страшны.
Их ноги так слабы, ведь в небе они не нужны.
И уж если стрижей ветер на землю снес,
Им от кошек погибель и смерть от колес,
И тревожна стрижей перекличка.

Но крыльев сильнее стрижиных над городом нет,
И рубят те крылья мрак ночи под самый рассвет.
И чердачные кошки сужают зрачки,
Дети, жмурясь, кладут на глаза кулачки —
Это солнце стрижи разбудили.

Когда роняет капли первый дождь
И гром из тучи катится на крышу,
Бьет город мой предпраздничная дрожь,
И я ее душой и кожей слышу.

Дожди в начале лета — как стихи,
Нас возвышают до своих истоков,
И кажется, раз улицы тихи,
Все в наших душах мирно и высоко.

И дрогнет гладь оконного стекла,
Острее станут запахи бульваров,
И заглядятся зданья в зеркала
Глубоких, словно реки, тротуаров.

В смешении воды и высоты
Идешь спокойно, медленно, не кроясь,
И кажется, раз улицы чисты,
Чисты у всех у нас душа и совесть.

То каплями, то струями бьет дождь,
То точкой, то тире стучится в раму,
И кажется, что все, чего ты ждешь,
О встрече посылает телеграмму.

Это странно все.

Это странно все действительно,
Шел по кругу день обыденно,
Просто стрелок жест невидимый
Свел на время нас двоих.

Просто сел с тобой случайно я,
Просто ты чуть-чуть печальная,
Просто я совсем нечаянно
Заглянул в глаза твои.

Что же все-таки случается,
Если взгляды вдруг встречаются?
Что навеки в нас кончается,
Что придет к нам?

Песня мной еще не сложена,
Что звучит во мне встревоженно,
Неуверенно, непрошенно
Вдруг поет.

Просто сел с тобой случайно я,
Просто ты чуть-чуть печальная,
Просто я совсем нечаянно
Заглянул в глаза твои.

последнее обновление информации: 12.03.21

Источник

Это странно всё..

Это странно все действительно,
Шел по кругу день обыденно,
Просто стрелок жест невидимый
Свел на время нас двоих.

Просто сел с тобой случайно я,
Просто ты чуть-чуть печальная,
Просто я совсем нечаянно
Заглянул в глаза твои.

Что же все-таки случается,
Если взгляды вдруг встречаются?
Что навеки в нас кончается,
Что придет.

Песня мной еще не сложена,
Что звучит во мне встревоженно,
Неуверенно, непрошенно
Вдруг поет.

Просто сел с тобой случайно я,
Просто ты чуть-чуть печальная,
Просто я совсем нечаянно
Заглянул в глаза твои

ВИА «Добры Молодцы», стихи Алексея Дидурова.
1976 г.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 26.02.2020. Героин
  • 19.02.2020. ***
  • 17.02.2020. ***
  • 15.02.2020. чехов без ружья
  • 09.02.2020. Это странно всё..
  • 05.02.2020. ***
  • 02.02.2020. тебе

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Кто придумал ноты?

Музыка и ноты

Музыка всегда была с человеком. С древних времён женщины успокаивали своих детей тихими простыми мелодиями. Песни сопутствовали ритуалам, обрядам. Тембры звучания пытались передать не только человеческим голосом, но и стуком, скрипом, используя подручные материалы. Тихие напевы помогали «скрасить» будничные обязанности, а шумные песни возвещали о победах в сражениях, походах, охоте и празднествах.

С давних пор музыка именовалась высочайшей формой искусства. Древнегреческий философ Платон полагал, что музыка возбуждает в человеке все его лучшие качества, способствует развитию воображения и позволяет человеческой душе воспарить над бытом.

Итак, каждая мелодия состоит из нот. Но что это значит? Само слово «нота» (nōta) произошло из латинского языка и буквально означает «знак», «метка». Действительно, нота является графическим символом, знаком звука музыкального произведения. Кроме самих нот существуют дополнительные обозначения — диез и бемоль. С помощью них звук изменяется по высоте, звучанию и длительности.

Немецкая нотация

Хорошо известные нам ноты в других языках звучат и обозначаются совсем не так, как мы привыкли. Одна из самых распространённых буквенных нотаций — немецкая. В ней ноты записываются следующим образом: C, D, E, F, G, A, Н, где С соответственно «До», а Н — «Си».

Остальные символы также отличаются от привычных нам. Так, диез обозначается не отдельным знаком, а окончанием -is. Получается, повышение звука До на полтона будет выглядеть, как Сis.

Бемоль обозначается окончанием -еs. Соответственно, понижение звука для ноты До записывается, как Ces. Также существуют исключения. Например, по правилу нота А с понижением тона должна была бы записываться Aes, но лишнюю букву сократили и оставили As. То же произошло и с Ees = Es. А нота Си вообще поменяла букву: Нes = B.

Символом бекара стало обозначение нужной ноты со строчной буквы.

Английская нотация

В странах, где английский является государственным языком, принята английская нотация. Любопытным является то, что последовательность нот соответствует начальным буквам английского алфавита. Правда, «начинается» этот алфавит с ноты Ля (то есть Ля — А, Си — В, До — С и так далее до G). Дополнительное обозначение диеза воплотилось в sharp, бемоль стал flat, бекар — идентичная нота.

Что такое «нотный стан»?

Нотный стан представляет собой пять линий, где первая линия — нижняя. Ноты пишут слева направо. Если для записи более низкого или высокого звука не хватило пяти линий, то дополнительные линии дорисовывают самостоятельно.

Первый знак на нотном стане — скрипичный или басовый ключ. Он задаёт общую тональность музыкального произведения. Если есть дополнительные обозначения, действующие на определённые ноты на протяжении всего произведения (диез, бемоль, бекар), то они обозначаются после ключа. Далее рисуют ноты.

Ноты представляют собой овал — «пустой» или заштрихованный. Заполненность овала, а также дополнительные линии (штиль), дорисованные к ноте, обозначают её длительность. Например, пустой овал без штиля — это стандартная нота, исполняющаяся четыре полных счёта. Но как только к такой ноте добавляется штиль, целая нота превращается в половинную и играется уже два счёта. Теперь закрасим овал — наша нота стала четвертной. Если же ко всему перечисленному добавить флажок на штиле, нота превратится в 1/8 счёта. Добавляя флажки далее, мы продолжаем уменьшать длительность звучания ноты.

Что было до нот?

Ноты, какими мы их знаем, были записаны лишь в XI веке. До этого звуки обозначались буквами греческого или латинского алфавита. Однако подобная запись была неудовлетворительной — пропеть буквы было сложно, записать же несколько партий одновременно вообще не представлялось возможным.

Спустя некоторое время для записи нот в церковных хорах стали использовать невмы — особые крючки и завитушки. Ими отмечались общие положения произведения — повышение или понижение звучания. Однако такая запись не подходила для описания всех тонкостей песни, а запоминать хористам множество отдельных нюансов было почти невозможно.

Линейная нотация

Так как невмы не позволяли подробно описать реальную мелодию, в записи нот требовались изменения. К невмам стали добавлять буквы, отражающие тональность. Вследствие этого записи становились слишком запутанными, читать их становилось сложно.

Кардинально изменить вид записей музыкальной нотации смог итальянский теоретик музыки и педагог Гвидо д’Ареццо. Он заменил бесчисленное множество букв и крючков линиями. Сначала таких линий было две, затем четыре. Невмы стали записываться на них или между ними. Так как Гвидо был монахом, то и музыкальные нововведения предназначались, в основном, для хористов. Теперь во время службы исполнители понимали, какой диапазон нужен для конкретного произведения. С течением времени на смену невмам пришли квадратные аналоги, позднее превратившиеся в овалы.

Больше интересных материалов:

Гвидо д’Ареццо — автор нот

Точная дата рождения Гвидо Аретинского неизвестна, считается, что это 991 или 992 год. Будучи монахом, Гвидо сначала жил в аббатстве Помпоза и руководил там певческой школой. Затем он переехал в Ареццо и работал уже в кафедральном соборе. Именно там Гвидо и написал свои самые значимые работы, став музыкальным теоретиком — одним из крупнейших в Средние века.

Именно Гвидо д’Ареццо дал названия нотам. Своим вдохновением он был обязан акростиху молитвы Иоанну Крестителю. «Ut queant laxis» — гимн Иоанну Крестителю, написанный на латинском языке, автором музыки которого считается Гвидо. Начальные слоги каждой строки и стали названиями шести нот: Ut, Re, Mi, Fa, Sol, La. Сам гимн состоял из семи строк, и каждая строка первой строфы исполнялась на тон выше.

Несмотря на то что имена нотам дал Гвидо Аретинский, Ut на знакомое нам Do изменил не он. Существует множество версий появления названия этой ноты. Самая известная теория происхождения гласит о том, что Do появилось в честь Бога (лат. Dominus — Господь).

Седьмая нота также появилась позже. Своё имя она получила из начальных букв седьмой строки: Sancte Ioannes — Si (Святой Иоанн — Си).

Осторожно, подделка!

На просторах интернета существует множество необычных теорий о происхождении названий нот. Чаще всего, авторы статей (как и авторы нот) не указываются, зато материалы изобилуют невероятными вариантами. Подбираются латинские слова с нужными начальными буквами, чаще всего это случайный перечень красивых слов: материя (rem), чудо (signum), Солнце (sol) и т.п.

Однако только одна информация остаётся верной — именно Гвидо Аретинский изобрёл и дал названия нотам! И развитие «нотной грамоты» до Гвидо, и изменения уже после его «музыкальной революции» представляют собой запутанную, но весьма интересную историю. Чтобы осмыслить действительную необходимость трансформации нот до привычного нам вида, необходимо знать реального автора нот и смысл, что стоит за их названиями.

Источник