Меню

Папы больше нет гитара

Папы больше нет гитара

Папочка папуля, здравствуй дорогой
Я смотрю на небо и говорю с тобой
Верю я, что слышишь ты мои слова
Только не ответишь больше никогда.

Папочка папуля как ты там живёшь?
Больно, но я знаю, жизни не вернёшь
Ты прости, ты слышишь, ты меня прости
Больше в этом мире не встретимся, увы.

Папочка папуля как же так родной?
Ты еще не должен, ты же молодой
И внуков не увидишь, как вырастут они
И маме не хватает тебя, твоей любви.

Папочка папуля легко тебе ли там?
Время нас не лечит, очень больно нам
Страшно и тоскливо сознавать в душе,
Что тело, твоё тело лежит в сырой земле.

День такой хороший,ты рад,что я пришла
С колен я поднимусь,скажу тебе «пока»
Могила стала домом телу твоему
Ты не грусти,я в гости,опять к тебе приду.

Папа, как сильно звучит это слово!
Отец, он защитник твой и лучший друг.
Мне очень жаль, что в этой жизни снова
Не смогу ощутить тепла твоих рук.

Бывает, что я немного с завистью
Смотрю на тех, кто имеет отца.
Их души, сердца переполнены радостью,
И в счастье проходят года, месяца.

Я знаю, что зависть плохая черта,
Но что же поделать, отца лишена.
Не хочу осознать, что я сирота,
Не верю! Есть мама, не бросит она.

Знал бы ты, папа, как сильно скучаю.
Обидно, что рано покинул нас ты.
С болью в душе каждый раз вспоминаю
Слова и улыбки, наши мечты.

Спасибо тебе за счастливое детство,
За время, проведённое со мной.
Память о тебе – единственное средство
Не забыть и любить всей душой.
Ты всегда со мной ПАПА

Привет Папуля
Ты мой родной, любимый, дорогой
Ты будь со мной
Хотя бы за спиной
Ты руку на плечо мне положи
И тихо так на ушко прошепчи:
— Я тут малыш, я рядом

И пусть я не услышу
Голоса родного
Но чувствовать я буду
твое тепло, заботу и поддержку
Любить тебя я буду вечно
Еще и внукам расскажу
Какой был папа у меня
И был бы Дед у них.
Но нет судьба злодейка
Распорядилась с нами так

А как я буду без тебя?
Представь:
Вот в платье я, невеста,
А кто меня проводит-то
До алтаря?
Кто так нежно скажет мне на ушко:
— Доченька, родная.

Пап, я буду сильной обещаю

Бежав навстречу счастью,
Кричала громко » Папуля»
Не открыв дверь ненастью,
И Ворвалось быстро пулей.

Не ждали большого горя ..
Не звали в дом у порога ..
Слёз огромное тихое море,
Молишь любви у Бога .

Проходят дни и месяца .
Папы нет мерзкие полгода.
Просто в день лишили отца,
В душе скверная погода .

Поставлю я свечу у края,
Твоя дочь любит тебя .
Не надо вечного рая .
Где нет папы,мамы и меня.

Спи спокойно , мой родной!
Охрана и защитник,папа.
Только во сне рядом постой.
Чтоб дочка была немного рада.

Здравствуй, папа. Я опять пишу письмо.
Рассказать тебе как я скучаю.
Вспоминаю нашу болтовню
Летними и жаркими ночами.

Знаешь, папа, эти наши улицы
С переулками, просеками, дорогами.
Стали нереально далеки
И реально стали одинокими.

Каждый день стою я у окна,
Всматриваюсь вдаль, ищу следы.
Мне все кажется, раздастся вдруг звонок,
А за дверью будешь, папа, ты.

Знаешь, папа, жизнь моя как поменялась:
С каждым днем всё тяжелее дышится,
Каждый день стоишь перед глазами,
Улыбаешься, смеешься, пыжишься.

Знаю, что тебе сейчас спокойнее.
Боли и проблемы позади.
Ты, наверное, у гавани в просторе —
Сидишь смотришь море, корабли.

Понимаю, что нам не исправить,
То, что послано нам Богом и судьбой.
Тяжело же всё-таки представить:
В дом заходишь, а он без тебя пустой.

Больше жизни я теперь мечтаю
До тебя коснуться хоть рукой.
Как же сильно по тебе скучаю,
Мой папуля. Мой хороший. Мой родной.

Источник

Подборка светлой памяти папы.

Сегодня — 15 лет, как ЕГО не стало.
Это — лишь часть моей памяти о НЁМ.

Признаюсь мужу я и сыну,
И всех вокруг оповещу:
Отец — единственный мужчина,
О ком сильнее всех грущу.
Нет-нет, равняться с ним не надо —
Вам никогда не стать, как он.
. Жить нелегко, и это правда,
Когда средь мёртвых эталон.

Столько лет за спиною уже, что тебя со мной нет.
Я живу без тебя, хотя кажется мне — выживаю,
И все годы пытаюсь самой же себе дать ответ
На вопрос, на который ответа, к несчастью, не знаю.
И не знаю того, кто ответить бы смог на вопрос —
Без излишних сомнений сумел бы меня убедить.
Столько тягостных лет меня мучает это — всерьёз:
Как же правильно стоило мне в тот момент поступить?
Умирал в страшных муках, на моих и глазах, и руках
Самый близкий душе и мой самый родной человек:
До последней секунды хранил он надежду в глазах,
Что смогу я уменьшить ужасных мучений разбег.
Я, как врач, всё, что можно в такой ситуации страшной,
Чтоб уменьшить насколько возможно ту боль и ту муку,
Помогала ему, как могла. Я держалась отважно,
Ну а он каждый раз мне протягивал ниточку-руку,
И с мольбой в угасающем взгляде, просил меня:»Доча,
Сделай в вену укол — кислорода кубов двадцать пять.
Умоляю тебя! Пощади! Боль терпеть — нету мочи.
Ты ж не варвар! За что так меня заставляешь страдать?
Ну, чуть раньше. Чуть позже. И, видимо, тут однозначно
Избавлением — смерть, так прошу — помоги ей придти!»
Я держалась при нём, чуть за дверь — без стеснения плача.
Я убить не смогла. И от боли избавить. Прости.
И когда говорить он не мог, и родных узнавать разучился,
Если я наклонялась, всё же руку тянул мне навстречу .
У меня в голове тот вопрос идиотский крутился —
Уколоть или нет? Может, тот «переход» хоть немного ему, но облегчу?
А потом — как же жить на земле, мне себя ощущая убийцей?
Никакие молитвы не смогли бы тот грех отмолить.
Я убить не смогла. Но с тех пор мне ночами не спится.
Видно, папину боль мне до собственной смерти делить.

Ужас той ночи и утра забыть не сумела.
Выдох последний отца у меня на руках.
Бог уберёг, и сойти я с ума не посмела.
Мама на грани — в истерике бьётся в ногах.
Всё же смогла — и раздеть, и помыть. А позднее,
Друга оставив поддерживать маму — сама
К гробовщику. Что-то делать. Теперь не сумею
Вспомнить подробности. Годы на сердце — зима.
Гвоздиков не было, тех, кто нужны для обивки.
Ездила в поисках. Где их найти — в пять утра?
Всё же нашла. А вернувшись — сплошные обрывки
Воспоминаний. От боли на сердце — дыра.
«Где ты так долго была? С кем ты трахалась?» Боже!
Я не могу, не хочу этих слов понимать.
И без раздумий я съездила другу по роже.
Словно очнулась от горя на миг моя мать.
Точно во сне, его вещи я быстро собрала.
Годы прошли, но кипит в возмущении кровь.
. Так в один день и отца, и любовь потеряла.
. Так и справляю поминки: отец и любовь.

Говорят, что — поминальный день сегодня.
Объясните! Я совсем не понимаю!
Я с момента твоей смерти — в преисподней,
Потому что ни на миг — не забываю.
И живу-то, если честно, по привычке.
Да и в общем, не живу — а выживаю.
И с умершими давно я в перекличке —
Лишь о встрече в Поднебесье я мечтаю!

Ты навсегда останешься таким,
Каким тебя запомнила. Папуля.
В моих морщинках не скрывает грим
Ту боль утраты. Пусть болезнь-не пуля-
Тебя украла — я ей не прощу,
Что очень рано потеряла веру.
Второй десяток лет уже грущу.
Живу? Иль засоряю атмосферу?
Папуля! Я привыкнуть не смогла
К простому слову «Умер». Каждый вечер
Рисуют мне морщинки зеркала,
И с каждым днём сложнее, а не легче.

Сегодня день немного необычный.
Ты так давно ушёл на небеса,
А жизнь по колее идёт привычно,
Как раньше удивляют чудеса.
Как конвоир, сегодня охраняет
Меня твоя душа, и тот конвой
Мне благостен, и сердце согревает.
Не осознать того нам головой.
Душа твоя сегодня лёгкой грустью
Легла удобно на моих плечах:
То приобнимет нежно, то отпустит.
И я: то — улыбаюсь, то — в слезах.
Душа твоя. я без неё скучаю.
Зову её всегда в ночном бреду.
Пора бы отпустить. Не отпускаю!
Интуитивно встречи с нею жду!

Незримое присутствие отца.
Его я очень часто ощущаю,
Лицо, улыбку, руки вспоминаю,
Да в голосе немного хрипотца.
Папулька! Почему ТУДА так рано
Забрал Господь в круг Ангелов тебя?
Он забирает лучших, и любя
Им дарит состояние нирваны.
А мы, оставшись, по Земле пылим,
Считая дни, прожитые безбожно.
Святыми быть, конечно, невозможно:
Мы не святые, потому — грешим.

Сегодня ночью папа мне приснился:
Проснулась я, вся мокрая от слёз.
Казалось, что кошмар тот позабылся,
Что сны мои — причал для сладких грёз,
Что навсегда забылось ЭТО лето,
И день рожденья сына в девять лет.
Живя все эти годы, как комета,
В себе хранила уходящий свет.
Я помню, когда с выдохом последним
Поднялась к потолку твоя душа —
Тот невесомый шарик утром летним
Пыталась в руку взять я не дыша.
И как боялась тронуться рассудком
От осознанья, что тебя уж нет.
В тот миг, вдруг отключившись на минутку,
Смотрела я на огненный рассвет.
В моих ногах в рыданьях мама бьётся,
И с криком: «Ну же, сделай что-нибудь!»
В припадке истерическом смеётся.
. Давно мне говорили — позабудь!
Но не забыть такое: невозможно.
Всё — как вчера: не память — DVD.
А папина любовь, вполне возможно,
Как ангел мой хранитель — позади.

Папа, тебе было бы. Считаю:
В сорок третьем ты пришёл в наш мир.
Был бы жив. О чём я все мечтаю?
Ты — отец мой, Бог мой и кумир!
Накануне Дня Ивана прямо
Ты родился: немцы, пощадив,
Жить в подвал тебя послали с мамой,
Шанс мне на рожденье подарив.
Если бы погиб ты в те годины —
Я бы никогда не родилась,
Я б не подарила миру сына.
Даже двух! Прямая в этом связь.
Все года, пока ты жил — я знала
О твоей любви ко мне большой:
В каждый миг её я ощущала
Всем своим нутром и всей душой!
Не давал другим меня обидеть.
С твоей смертью в дом пришла беда.
Стариком, увы, тебя увидеть,
Мне не доведётся никогда!
Столько долгих лет не забывала
Я твоей улыбки, твоих рук.
Лишь твоею смертью начинала
Моя память список всех разлук!
Часто я топчу дорожку к храму —
Список пополняется с лихвой!
Только бы как можно позже маму
В этом списке ты забрал с собой!
Только бы сберёг моих детишек —
Нынче никого дороже нет:
Дочку с внуком и моих парнишек.
. Жаль, что не услышу я ответ!

Всё чаще я ловлю воспоминания
Из детства. И откуда, наконец,
Они всплывают, если детство — раннее?
И там всегда присутствует отец.
А мама подтверждает: «Было, доченька!
Тебе тогда-то было года два. »
Вот и опять. Зима. Морозы. Ноченька.
Я в одеяле — бодрствуя едва.
Ведь, вопреки сопротивленью мамочки,
Меня отец средь ночи разбудил:
В том одеяле, сам теряя тапочки,
В ночи в мороз зимою выносил
Свою малышку-дочь, чтоб та запомнила,
Как полыхает небо, как пожар,
И, видно, так мне душу переполнило,
Что лишь сейчас я выпускаю пар!
И после я не раз сиянье зимнее
Встречала — ведь на севере росла.
Но потрясенье раннее и сильное
Сквозь годы моя память пронесла!
Потрясена тем сказочным мерцанием!
То небо часто снится мне во сне.
. Глаза закрою — в северном сиянии
Глаза отца, что в душу смотрят мне.

Который день я с бабочкой встречаюсь —
Она сидит у входа на работу.
Не просто так — я в том не сомневаюсь:
Мне дарит ощущение полёта!
Красотка! И окраски необычной!
Порхает и летает надо мною.
Мне это ощущение привычно:
Как Ангел — охраняет за спиною.
Когда-то где-то в книге прочитала,
Что души мёртвых бабочками пляшут.
И верю в то, что сердцем ощущала —
В тех крыльях руки папины мне машут.

Опять тоска сжимает крепко лапы
Впивая когти в глубь души моей,
Мне всё сильнее не хватает папы.
Шесть миллиардов на земле людей,
Но среди них — ни одного, поверьте,
Кто б эту пустоту заполнить смог.
Живу надеждой встречи после смерти,
У Вечности переступив порог.
Всё больше, больше копится усталость.
Пускай тоска не разнимает лап,
Я где-то там малышкою осталась,
А доченьки сильнее любят пап.

Я устала держать. Отпускаю тебя. Уходи.
Осознала давно: «НАВСЕГДА» — это страшное слово.
Но чуть слышно прошу — мою душу в ответ отпусти.
Я устала искать в небесах тебя снова и снова.
Улетай навсегда, обрети наконец-то покой —
Заждались тебя Ангелы в кущах прекрасного рая.
Помашу на прощание вслед ослабевшей рукой,
И,на ватных ногах чуть держась, прошепчу:»Отпускаю!»

Сегодня вечер памяти твоей,
Хотя возможна ль больше в мире дурость?
День памяти? Да мне до смерти — с ней!
Сочувствуют знакомые: «Взгрустнулось?»
Я каждый день, в событии любом
Твои читаю мысли и приветы:
И стук дождя, и солнце за окном —
Твои посланцы в виде слёз и света,
И щебет птиц, и тявканье собак,
И бабочка, порхающая рядом —
Во всём могу увидеть тайный знак,
И негасима памяти лампада.

Когда по жизни — наперекосяк,
И очень трудно не сломаться, знаю —
Передо мной всегда горит маяк
Твоей любви, мне темень освещая.

Когда, рыдая, я глушу коньяк,
Закусывая горькими слезами,
Не даст погибнуть ни за что маяк —
Вновь за тебя молюсь под образами.

За справедливость главной из вояк
Сражаюсь, ни ни миг не забывая —
Не утону, меня спасёт маяк —
И это свет души твоей из рая.

Мне из любых жестоких передряг
Тот тёплый свет его послужит трапом,
Чтоб вновь наверх взобраться. Мой маяк —
Твой самый светлый в мире образ, папа.

Вновь — на погост: у могилы сидишь на корточках.
Видя такое, возможно ль остаться чёрствым?
Гладишь металл, и всё ищешь живые чёрточки.
Где же им взяться, родная, на фото мёртвом?

Годы идут, только боль не имеет давности.
Нет на земле и не будет его дороже!
Самое страшное — если умрёшь от старости:
Страшно, что старой тебя он узнать не сможет.

Я — влюблённая в небо и в гул самолётов,
Эту страсть получила от папы, а он
Хоть механиком был, а совсем не пилотом,
До последней минуты был в небо влюблён!

Вспоминаю сегодня его ностальгию,
Что сквозила при взгляде на небо, в глазах.
В храм зайду, закажу за него литургию,
Прошептав со слезами: «Навек в небесах. «

Источник