Меню

Шостакович 7 симфония тема нашествия ноты для

Д. Шостакович — Том 4 — Симфония №7, №8

Партитуры к симфониям Дмитрия Шостаковича, ноты

ОТ РЕДАКЦИИ
EDITOR’S NOTE

В четвертый том Собрания сочинений Дмитрия Дмитриевича Шостаковича включены партитуры симфоний № 7 и 8.

Симфония № 7 до мажор, соч. 60, написана в 1941 году, в первые месяцы Великой Отечественной войны. Посвящена городу Ленинграду.
«Свою седьмую, Ленинградскую, симфонию я писал быстро,— вспоминал композитор.— Я не мог ее не писать. Кругом шла война. Я должен был быть вместе с народом, я хотел создать образ нашей сражающейся страны, запечатлеть его в музыке. С первых дней войны я сел за рояль и начал работать. Работал напряженно, мне хотелось написать произведение о наших днях, о моих современниках, которые не жалели сил и жизни во имя победы над врагом.
В перерывах между работой я выходил на улицу и с болью и гордостью смотрел на любимый город. Он стоял опаленный пожарами, испытавший все страдания войны. Ленинград боролся. Это была мужественная борьба.
К концу 1941 года я закончил эту симфонию, написанную словно на едином дыхании.»
В воспоминаниях современников и высказываниях самого композитора сохранилось немало интересных подробностей, связанных с созданием симфонии, с обстановкой, в которой ему приходилось работать. В эти дни Шостакович вместе с педагогами и студентами Ленинградской консерватории почти ежедневно выезжал на строительство оборонительных укреплений на подступах к городу. В августе, работая над первой частью симфонии, композитор жил в здании консерватории, на казарменном положении, в качестве бойца противопожарной команды.

Первоначально симфония была задумана как одночастное произведение. Однако вскоре замысел этот разросся до масштабов грандиозного четырехчастного цикла.
Первые три части симфонии были написаны в осажденном Ленинграде. Уже 16 сентября 1941 года, выступая по ленинградскому радио, Шостакович сказал: «Мои дорогие друзья! Я говорю с вами из Ленинграда, в то время как у самых ворот его идут жестокие бои с врагом. Я говорю с фронта.
Вчера утром я закончил партитуру второй части моего нового симфонического сочинения. (.) Я сообщаю об этом для того, чтобы все знали: опасность, грозящая Ленинграду, не оборвала его полнокровной жизни. (.) Все мы несем сейчас свою боевую вахту. (.) Советские музыканты, мои дорогие и многочисленные соратники по оружию, мои друзья! Помните, что нашей Родине, нашей жизни, нашему искусству грозит великая опасность. Будем же защищать нашу Родину, нашу жизнь, нашу музыку, будем же честно и самоотверженно работать!»4 17 сентября Шостакович показал первые две части симфонии своим коллегам, ленинградским композиторам. «Он дважды сыграл нам две части новой (Седьмой) симфонии,— вспоминает один из участников этого прослушивания.— Рассказывал о плане дальнейшего. (.) Во время исполнения был налет (фашистской авиации.— Ред.). По предложению автора не прерывали музицирования».

В начале октября 1941 года Шостакович с семьей вылетел из осажденного Ленинграда в Москву, откуда затем переехал в Куйбышев. В статье «Моя Седьмая симфония» композитор сообщал: «Первая часть этого произведения была мною закончена 3 сентября, вторая —17 сентября, а третья — 29 сентября.
Сейчас я заканчиваю последнюю, четвертую часть. Я никогда не сочинял так быстро, как сейчас»6. Тогда же композитор сыграл готовые части симфонии в Москве.
Партитура симфонии была завершена 27 декабря 1941 года в Куйбышеве.
Композитор рассматривал симфонию № 7 как программное сочинение. «Автор симфонии, квартета или сонаты может не объявлять их программы, но обязан иметь их как идейную основу своего произведения,— писал Шостакович.— (.) Конкретной, почти сюжетной была программа моей Седьмой симфонии; первоначально я предполагал даже предпослать каждой ее части соответствующее наименование (первая часть—„Война», вторая часть—„Воспоминание», третья часть — „Родные просторы», четвертая часть—„Победа»). Отсутствие этих подзаголовков, впрочем, не помешало многим слушателям довольно точно воспринять задуманную мною программу, особенно в первой части»7. Программный замысел определил некоторые особенности композиции и музыкального языка симфонии, в частности, ее первой части, о чем также говорил сам автор: «Особые задачи, выдвигаемые определенной программой, могут привести и к особым вариантам той или иной традиционной формы, наиболее соответствующим данному содержанию. Мне лично пришлось при создании первой части моей Седьмой симфонии отказаться от обычной сонатной разработки и дать вместо нее новый средний эпизод, изложенный в вариационном развитии. Такая форма, насколько мне известно, не часто встречается в симфонической музыке; замысел ее родился у меня под воздействием программы (так же как и некоторые чисто изобразительные приемы в эпизоде „нашествия»)».

Читайте также:  Пальцы от гитары становятся

В печатных и устных выступлениях композитор неоднократно рассказывал о своем программном замысле, разъяснял содержание симфонии. Еще до завершения произведения Шостакович писал: «Экспозиция первой части повествует о счастливой мирной жизни людей, уверенных в себе и своем будущем. Это простая, мирная жизнь, какой до войны жили тысячи ленинградских ополченцев, весь город, вся наша страна.

В разработке в мирную жизнь этих людей врывается война. Я не стремлюсь к натуралистическому изображению войны, изображению лязга оружия, разрыва снарядов и т. п. Я стараюсь передать образ войны эмоционально. Собственно говоря, то, что я называю разработкой, является скорее эпизодом в первой части, так как она написана в форме, более всего приближающейся к рондо-сонате.
В репризе возвращаются те же темы, что были в экспозиции. Но здесь они носят совершенно другой характер. Реприза—траурный марш или, вернее, реквием о жертвах войны. Простые люди чтят память своих героев. Как мне нужны были слова для этого эпизода! Но нигде я их не мог найти. Был момент, когда я сам собирался их писать. Впрочем, теперь я даже рад, что слов нет, потому что это очень осложнило бы партитуру. После реквиема идет еще более трагический эпизод. Я не знаю, как охарактеризовать эту музыку. Может быть, в ней — слезы матери или даже чувство, когда скорбь так велика, что слез уже не остается. Эти два лирических фрагмента приводят к заключению первой части, к апофеозу жизни, солнца. В самом конце опять возникает отдаленный грохот, напоминающий о том, что война продолжается. (.) Вторая и третья части симфонии не связаны какой-либо программой. Они предназначены, чтобы служить лирической разрядкой. Еще Шекспир учил, что нельзя держать зрителя в состоянии постоянного напряжения. В этом смысле меня всегда восхищала сцена с могильщиками в „Гамлете». Вторая часть симфонии — очень лирическое скерцо. Юмора в ней маловато, но для меня она чем-то связана со скерцо из квинтета. Третья часть—патетическое адажио, драматический центр произведения»9.
В той же статье свой замысел финала композитор изложил так: «Я характеризовал бы его одним словом — победа. В финале хочется сказать о прекрасной будущей жизни, когда враг будет разбит».
В другой статье, опубликованной уже после первого исполнения симфонии, Шостакович вновь возвращается к истории ее создания и рассказывает о чувствах и настроениях, владевших им во время работы: «Моя симфония навеяна грозными событиями 1941 года. Коварное и вероломное нападение германского фашизма на нашу Родину сплотило все силы нашего народа для отпора жестокому врагу. Седьмая симфония — это поэма о нашей борьбе, о нашей грядущей победе.
В связи с событиями 1941 года жизнь поставила вопрос о роли работников культуры в эти дни. Война, которую мы ведем с гитлеризмом,—это война самая справедливая. Мы защищаем свободу, честь и независимость нашей Родины. Мы боремся за лучшие в истории человеческие идеалы. Мы деремся за свою культуру, за науку, за искусство, за все то, что мы создавали и строили. И советский художник никогда не будет стоять в стороне от той исторической схватки, которая сейчас ведется между разумом и мракобесием, между культурой и варварством, между светом и тьмой.
Почти вся симфония была сочинена в моем родном городе—Ленинграде. В город рвались кровавые банды гитлеровских орд. Город подвергался бомбардировкам с воздуха, по городу била вражеская артиллерия. Все ленинградцы дружно сплотились и вместе со славными воинами Красной Армии поклялись дать отпор зазнавшемуся врагу.
В эти дни я работал над симфонией. Работал много, напряженно и быстро. Мне хотелось создать произведение о наших днях, о нашей жизни, о наших людях, которые становятся героями, которые борются во имя торжества нашего над врагом, которые делаются героями и побеждают. Работая над симфонией, я думал о величии нашего народа, о его героизме, о лучших идеалах человечества, о прекрасных качествах человека, о нашей прекрасной природе, о гуманизме, о красоте. Во имя всего этого мы ведем жестокую борьбу. (.)
8 военное время наша культура двигается вперед и развивается. Работники культуры вместе со всем народом помогают Красной Армии громить врага. Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу — Ленинграду я посвящаю свою Седьмую симфонию»»5.
Премьера симфонии состоялась 5 марта 1942 года в Куйбышеве, во Дворце культуры; ее исполнил оркестр Большого театра СССР. Как сообщила на следующий день «Правда», «концерт транслировался по всем радиостанциям Советского Союза и за границу. Радиопередаче предшествовало выступление перед микрофоном Д. Шостаковича, рассказавшего радиослушателям о своей работе над Седьмой симфонией, о ее характере и содержании».

Читайте также:  Ноты сонат моцарта 1 том

29 марта 1942 года новое сочинение впервые прозвучало в Москве, в Колонном зале Дома Союзов. 9 июля 1942 года симфония была исполнена в Новосибирске заслуженным коллективом РСФСР Академическим симфоническим оркестром Ленинградской филармонии.
9 августа 1942 года симфония № 7 прозвучала в блокадном Ленинграде. В Большом зале Ленинградской филармонии ее исполнил Симфонический оркестр Ленинградской филармонии.
19 июля 1942 года состоялась премьера симфонии за границей, в Нью-Йорке (США) в исполнении оркестра Национальной Радиокорпорации (NBC). Этот концерт транслировался всеми радиостанциями Соединенных Штатов. В сезоне 1942/43 года симфония была исполнена в США более 60 раз.
В 1942—1943 гг. симфония прозвучала также в Мексике, Канаде, Аргентине, Перу и Уругвае. В сезоне 1945/46 года состоялись первые исполнения симфонии в Париже, Праге, Белграде, Риме, Осло, Вене, Софии, Будапеште, Копенгагене, Кракове, Загребе. В сезоне 1946/47 года симфония была исполнена в Берлине.
За создание симфонии № 7 Шостакович был удостоен Государственной премии СССР I степени за 1942 год.
Партитура симфонии издана Музгизом в 1942 году.
Автограф партитуры находится в Государственном центральном музее музыкальной культуры им. М. И. Глинки (ф. 32, ед. хр. 2).
В основу настоящей публикации положены авторская рукопись и первое издание симфонии. Редактором учтены также поправки, имеющиеся в корректурных листах первого издания симфонии № 7 с авторской пометкой: «При условии тщательного исправления всех неточностей можно печатать. Д. Шостакович. 23.7.42».

Симфония №8 в до минор, соч. 65, написана в 1943 году. Композитор работал над этим произведением летом, находясь в Доме творчества композиторов близ Иванова. В сентябре 1943 года, по завершении симфонии, Шостакович рассказывал: «На днях я закончил работу над своей новой, Восьмой, симфонией. Написал ее очень быстро — за два месяца с небольшим. У меня не было какого-либо ранее задуманного плана этой симфонии. Когда я закончил свою Седьмую симфонию, предполагал писать оперу, балет, начинал работать над героической ораторией о защитниках Москвы. Но работу над ораторией все же отложил и принялся за Восьмую симфонию» 12. Тогда же композитор познакомил с новым сочинением музыкальную общественность. «Вчера,—сообщала 22 сентября 1943 года «Правда»,— в Комитете по делам искусств при Совнаркоме СССР в присутствии руководителей комитета, виднейших советских композиторов, дирижеров и музыкантов. композитор Д. Шостакович исполнил свое новое произведение—Восьмую симфонию».
Говоря о содержании симфонии, автор отмечал, что «сюжетных моментов в ней нет. Она отражает мои мысли и переживания. Восьмая симфония имеет много внутренних конфликтов, и трагических, и драматических. Но в целом это оптимистическое, жизнеутверждающее произведение. Первая часть представляет собой большое адажио, в своей кульминации достигающее значительного драматического напряжения. Вторая часть — марш с элементами скерцо, третья — очень действенный, динамичный марш. Четвертая часть, несмотря на маршеобразную форму, носит грустный характер. Финальная, пятая часть—светлая, радостная музыка пасторального свойства, с разного рода танцевальными элементами, наигрышами народного характера».
В автобиографической статье «Думы о пройденном пути» Шостакович называл эту симфонию в числе самых дорогих ему сочинений. Он писал: «В этом произведении была попытка выразить переживания народа, отразить страшную трагедию войны. Написанная летом 1943 года, Восьмая симфония является откликом на события того трудного времени; как мне кажется, это вполне закономерно».
С этой лаконичной характеристикой перекликаются мысли композитора о собственном творчестве в годы войны, высказанные вскоре после ее окончания. «Мне кажется,— писал Шостакович,— что моя музыка в какой-то мере запечатлела чрезвычайно интересный, сложный и трагический облик нашей эпохи.

Читайте также:  Как называется инструмент как пианино с трубами

Мне хотелось в художественно-образной форме воссоздать картину душевной жизни человека, оглушенного гигантским молотом войны. Мне хотелось рассказать о его тревогах, о его страданиях, о его мужестве и о его радости. Причем все психические движения невольно приобретали особенную отчетливость и драматизм, так как они всегда освещались заревом войны.
Часто я связывал его индивидуальную судьбу с судьбами народных масс, и они шествовали вместе, охваченные яростью, болью или ликованием.
Мне казалось весьма заманчивым изобразить человека, любящего жизнь и свободу и потому смело восставшего, выражаясь словами Шекспира, против моря бедствий.
Этот человек, являющийся героем моей музыки, идет к победе через мучительные испытания и катастрофы. Он много раз падает и снова встает. Крепкая воля и благородная цель вдохновляют его для борьбы и конечной победы. Само собой разумеется, что его путь не усеян розами, ему не сопутствуют веселые барабанщики.
Оптимистические финалы моих вещей вовсе не являются плодом авторского своеволия. Для меня они закономерно возникают из всего художественного контекста произведения. Они также соответствуют и объективной логике событий и моему восприятию хода истории, который должен неизбежно привести к гибели тирании и зла, к торжеству свободы и человечности.
Война поставила всю землю дыбом. Она довела до предельного напряжения физическую и душевную энергию всего прогрессивного человечества; следовательно, музыканты, не желающие устраняться от действительности, не могут заниматься игрой в звуки. Они должны, на мой взгляд, стремиться к тому, чтобы их произведения были насыщены максимальной эмоциональностью, страстностью и духом истинного гуманизма.
Я тоже к этому стремлюсь, но не мне судить, насколько я это делаю успешно» 15.
Определяя место симфонии в ряду других своих сочинений и ее общую философскую идею, Шостакович писал: «Если сравнивать эту симфонию с предыдущими моими сочинениями, то она по I настроению ближе всего к моей Пятой симфонии и квинтету. И мне кажется, в Восьмой симфонии некоторые мысли и идеи, содержащиеся в моих предыдущих работах, находят свое дальнейшее развитие. Идейно-философскую концепцию моего нового произведения я могу выразить очень кратко, всего двумя словами: жизнь прекрасна. Все темное, мрачное сгинет, уйдет, восторжествует прекрасное».

Впервые симфония была исполнена 4 ноября 1943 года в Москве, в Большом зале консерватории, Государственным симфоническим оркестром СССР.
Партитура симфонии № 8 издана Музгизом в 1946 году.
Автограф партитуры находится в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР (ф. 2048, оп. 1, ед. хр. 9).
В основу настоящей публикации положены авторская рукопись и первое издание симфонии. Редактором учтены также поправки и разночтения, которые имеются в следующих авторских материалах, хранящихся в том же архиве:
1. Два фрагмента рукописи партитуры — I и III части.
2. Незаконченный вариант партитуры II части.
3. Полный эскиз клавира симфонии (непосредственно предшествовавший работе автора над партитурой).
Все явные ошибки и неточности устранены безоговорочно. Существенные разночтения оговорены в примечаниях, помещенных в конце тома. Редакторские дополнения и изменения даются в квадратных скобках.

Источник